Пищевая зависимость
Раздел: Статьи

Статья обобщает данные — как современные, так и исторические — о том, что многие пищевые продукты, особенно те, которые вкусны за счет большого содержания соли, жира и сахара, могут вызывать зависимость, аналогичную зависимости от наркотических веществ: от никотина, алкоголя, энергетиков, стимуляторов. О «пищевой зависимости» все чаще говорят, как о жизнеспособной теории и важной области для дальнейших исследований, а аддиктивные,  то есть «зависимые» свойства продуктов логично вписываются в эту концепцию. Доказательства того, что некоторые случаи расстройства пищевого поведения логичнее рассматривать, как пищевую зависимость, играют значительную роль в разработке новых способов лечения для тех, кто страдает от компульсивного переедания.

Статья также рассматривает полезность таких методов, как мотивационное интервью; программы психологического образования, объясняющие нейробиологические аспекты чрезмерного потребления пищи, которая в потенциале вызывает зависимость; работа с поведенческими стратегиями, которые помогают человеку переносить тягу к еде и лучше подавлять желание переесть.

Введение

Термин «зависимость» до конца XIX века использовался исключительно для описания пристрастия к веществам, туманящим сознание, причем чаще всего это были наркотики, а не алкоголь. Первое использование применительно к еде датируется 1890 годом — в статье одного из журналов, пишущих про зависимости, его применили к шоколаду.

С тех пор сама идея, что определенная еда может вызывать зависимость, прошла долгий путь — и сама история ее местами противоречива и обрывиста.

С другой стороны, с 1890 года, некоторые медицинские журналы также писали об этом.

Например:

Это факт, что некоторые продукты стимулируют кору головного мозга сильнее, чем другие. Например, крепкий мясной бульон вызывает более выраженную реакцию, чем молоко, так же как мясо привлекательнее, чем хлеб. Это идет из детства: если мозг во время усталости получал для восстановления определенные еду и питье, то, когда усталость появится во взрослом возрасте, человек испытает сильную, непреодолимую тягу именно к этой еде и к этому питью. Мозг ценит их и только их. Молоко и хлеб часто кажутся отвратительными и не удовлетворяют тягу. Человек с подобным мозгом физиологически становится мясоедом и страдает от пристрастия к алкоголю.

И:

Посмотрим на эффект, которые оказывают стимуляторы, такие, как чай, кофе и какао: из-за обычая использовать их, чтобы справиться с усталостью, мозг людей трудолюбивых, но нестабильных награждает своих владельцев непреодолимой к ним тягой и сильнейшим порывом пить их как можно чаще. Химическое строение подобных веществ апеллирует к высшим центрам мозга, тонко стимулируя одни и успокаивая другие, что доставляет людям огромное удовольствие.

Шоколад в своей соблазнительной привлекательности имеет долгую историю: сначала Майа в Центральной Америке открыли какао-зерна, затем их стали выращивать в Африке, потом стали смешивать с молоком и сахаром, и представили европейской цивилизации как новую восхитительную еду. Несомненно, шоколад был одним из самых знаменитых продуктов, начиная с популярности в XVII веке, когда его продвигали, как «возбуждающе иностранный, полезный и вкусный» и «ассоциирующийся со свободой и декаданством».

Однако только в XX веке его начали рассматривать, как нечто, что может вызвать зависимость — и даже включать в исследования по этой теме.

Появились даже «шокоголики» — название придумали они сами — которые согласились, что шоколад вызывает привыкание и тягу, заставляет почувствовать себя намного лучше во время еды, и при этом вызывает выраженный синдром отмены, если от него воздерживаться. Придя к соглашению, «шокоголики» начали создавать организации по самопомощи, которые базировались на программе двенадцати шагов, разработанной для Анонимных Алкоголиков. Организации стремились помочь людям, страдающими от компульсивных перееданий, а заодно сформировать у широкой общественности убежденность, что очень вкусные блюда вроде шоколада вызывают привыкание, и что для некоторых переедание это полноценная зависимость. Анонимные Переедающие были основаны еще в 1960 году, а в следующие пару десятилетий и Анонимные Комульсивные Переедающие, и Анонимные Зависимые от Еды — в 1985 и 1987 годах соответственно.

К концу столетия было выяснено, что помимо очевидный свойств, таких, как вкус, аромат и текстура, для шоколада характерно содержание специфических веществ, которые и вызывают зависимость и компульсивное поведение. У восприимчивых людей психоактивные компоненты шоколада (метилксантины, биогенные амины, жирные кислоты) вызывают улучшение настроения, поскольку повышают уровень серотонина и дофамина. Поняв это, ученые провели несколько исследований, в которых проверяли у «зависимых от шоколада» аффективные и физиологические реакции, связанные с зависимостью и с его потреблением вообще.

У тех, кто признавал себя зависимыми, прослеживались большее возбуждение и большая тяга, а также более негативное влияние на эмоциональное состояние отказа от сладости, и потребление ее в больших количествах, бесконтрольно. Они также демонстрировали пищевое поведение, отклоняющееся от нормы в целом.

Результаты привели к выводу о том, что, действительно, можно провести параллель между тягой к шоколаду и наркотической зависимостью. Но и теперь эта точка зрения иногда ставится под сомнение.

Исследования в настоящее время

Большинство исследований еды, которая теоретически способна вызывать зависимость, стали результатом так называемой эпидемии ожирения, которая в глобальном масштабе значительно сказалась на экономике. В начале XXI века по всему миру исследования на тему зависимости от еды и ожирения в целом стали куда более распространены, чем раньше.

Кроме того, сместился акцент: с исследований последствий ожирения для здоровья на факторы, которые приводят к развитию болезни.

На расширение поля исследований повлиял также технический прогресс: стало возможно исследовать геном человека (хотя бы частично) и визуализировать мозг без трепанации черепа.

За то время, что прошло с начала века, ученые, медики и политики начали осознавать драматические изменения, которые произошли в отношениях человека с едой, и обращать внимание на значительный вклад пищевой промышленности в развитие у людей нездоровых привычек. Всего за одно поколения распространились сильно переработанные продукты с добавлением жиров, сахара и соли.

С 2008 года и по сегодняшний момент произошел резкий рост количества публикаций, связанных с пищевой зависимостью, по сравнению с относительно бесплодным периодом начала десятилетия.

Убедительные и объективные данные о свойствах еды, которая может вызывать зависимость, были получены относительно недавно из хорошо контролируемых исследований на животных и на человеческом мозге.

Доклинические исследования

Экспериментальные исследования на мышах и крысах наглядно показали, что грызуны, постоянно получающие сахар с едой, демонстрируют нейробиологические и поведенческие паттерны, характерные для приема наркотиков: синдром отмены, тягу (на это указывало повышенное желание после воздержания есть именно сахар), изменение чувствительности к другим веществам, повышение уровня дофамина.

Недавно проводилось исследование на плоских червях планариях, самых первых эволюции животных, у которых по ходу эволюции развилась центральная нервная система. Оно обнаружило, что сахароза также вызывает реакции отмены и усиления возбуждения у беспозвоночных животных, и, следовательно, у разных видов подкрепляющие свойства действуют одинаково.

Была еще одна серия экспериментов, в которых крысам предлагали на выбор сахар (или сахарозу) и кокаин — и выбор их был стойким и очевидным, в пользу первого. Следовательно, сахар это более надежная и устойчивая награда, чем кокаин, и это подтверждается целым рядом исследований.

Доклинические исследования также изучали, как влияет на поведение употребление жирной пищи. После трехмесячного воздержания крысы, которые обычно получали рацион с высоким содержанием жиров, демонстрировали более тревожное и депрессивное поведение, чем крысы, которые изначально получали пищу с низким содержанием.

Это исследование выявило свойства мозга, которые способствуют развитию депрессии при отсутствии в пище жира — значительно снижается тонус дофамина.

Другие исследования на грызунах показали похожие результаты: крысы, которые долгое время жили без еды, которая считается вкусной, демонстрировали депрессивное поведение из-за снижения уровня дофамина. Особенно это было заметно при сравнении крыс с ожирением с их здоровыми товарищами: первые демонстрировали больший упадок тонуса.

Исследования в области человеческой нейрологии

Эксперименты с мозгом показали, что у многих людей — особенно у тех, кто склонен к компульсивному перееданию и лишнему весу — очень вкусная пища вызывает поведенческие реакции и реакции мозга, которые сходны с теми, что показывают люди, имеющие наркотическую зависимость.

Например, в ответ на пищевую стимуляцию, в мозгу человека, имеющего склонность к компульсивному перееданию выделялось больше дофамина, чем у человека без склонности.

По результатам магнитно-резонансной томографии, в правом полушарии мозга у человека со склонностью к компульсивным перееданиям, фиксируется гораздо более выраженная активность при употреблении еды с высоким гликемическим индексом.

Подобные исследования продемонстрировали, что реакции мозга на вкусную еду похожи на реакцию, которую мозг выдает на наркотик, но при этом могут сильно различаться в зависимости от личности исследуемого.

Большая часть исследований мозга сосредотачивалась на префронтальных областях. Недавний анализ результатов магнитной томографии показал, что префронтальные области, которые отвечают за когнитивную оценку (за поощрение) последовательно активировались в ответ на изображения еды, причем наиболее выраженная реакция была у людей с ожирением. А вот те области, которые связаны с контролем, напротив, снижали свою активность.

Развитие патологии

Таким образом, хотя продукты с высоким содержанием жира, сахара и соли не вызывают у человека опьянения, как алкоголь, или чувства эйфории, как наркотики, сходство между ними все же есть:

  • И наркотики, и продукты вызывают тягу. Есть теория, что в случае еды возникновение тяги было механизмом выживания: в условиях, когда добывать энергию было либо опасно, либо страшно, нужно было поощрение за добычу более калорийной пищи.
  • И наркотики, и гиперпривлекательная пища тесно связаны с компульсивным потреблением. Даже если последствия ужасны, и человек это осознает, он не способен сократить потребление.

И хотя параллели впечатляют, есть доказательства, что нейронные реакции на гиперпривлекательную пищу в мозгу работают более отлажено — особенно в медиальных височных и верхних лобных долях.

Отношение с гиперпривлекательными продуктами сходны с наркоманией — как и она, они идут по спирали, от лучшего к худшему. Если слишком сильно стимулировать центр поощрения в мозгу, результатом станет снижение способности адекватно мыслить и принимать разумные решения. И последствия не замедлят себя ждать: более частое и более компульсивное потребление, возникновение целого ряда деструктивных моделей поведения, которые со временем становятся все хуже. Неспособность остановиться.

При этом, как и склонность к наркомании, склонность к компульсивным перееданиям формируется биологически. Реакции на пищу индивидуальны еще с момента внутриутробного развития, а после они усиливаются и углубляются под воздействием среды.

В исследованиях зависимости важным аспектом всегда был и остается поиск способов адекватного лечения и восстановления для людей, которые страдают от патологического переедания. Разработка поведенческих стратегий, позволяющих повысить мотивацию важна по многим причинам. Не в последнюю очередь потому, что адаптация мозга к зависимости от еды повышает вероятность привыкания к другим веществам.

С точки зрения лечения совсем недавно стала известна информация, согласно которой поведение зависимых людей меняется в зависимости от сезона. Потому дополнительно нужно заниматься разработкой стратегий преодоления привычки для тех, у кого в темные месяцы года заметно падает настроение.

Аспекты лечения

Для врачей, которые работают с пациентами, имеющими склонность к компульсивным перееданиям, может быть полезно присмотреться к параллелям между аддитивными расстройствами и компульсивным перееданием. Это особенно важно, потому что в настоящее время не существует стопроцентно эффективных способов лечения пищевой зависимости. Неплохие результаты показывает когнитивный-поведенческая терапия, которая используется для лечения как склонности к компульсивным перееданиям, так и зависимостей. В подходе к этим состояниям есть много общего, включая выявление триггеров, провоцирующих проблемное поведение, разработку альтернативного или отвлекающего поведения для контроля порывов, смягчение дихотомии мышления и профилактику рецидивов.

В последнее время мотивационное интервью, которое первоначально использовали для повышения мотивации к лечению психических расстройств, показывает некоторый успех в работе со склонностью к компульсивным перееданиям.

Важно, что соображения по лечению, которые будут описаны ниже, предназначены для людей с пищевой зависимостью, у которых есть лишний вес, которые компульсивно переедают и страдают от интенсивной тяги. Однако они не могут применяться для пациентов с булимией или анорексией.

Хотя у большинства больных булимией и у половины больных анорексией наблюдаются компульсивные переедания, они идут в комплекте с жесткой диетой и нормальным либо низким индексом массы тела. Это резко контрастирует с клинической картиной людей, у которых есть пищевая зависимость — они обычно передают и едят компульсивно, хотя еды в доступе достаточно. А еще они часто имеют избыточный вес или ожирение.

Анорексия и булимия требуют другого подхода к лечению. Он уже был описан в научной литературе и эмпирически подтвержден. Он требует снижения контроля и уменьшения ограничений. У людей с зависимостью от еды не наблюдается наличия диеты или уменьшения потребления калорий в период между компульсивными перееданиями, потому им и нужен другой подход.

Появляется все больше доказательств того, что определенные продукты и ингредиенты вызывают в мозге человека реакцию, похожую на реакцию, которую вызывает наркотик. Как правило, именно их и употребляют во время переедания люди с зависимостью.

Конечно, не каждый человек со склонностью к компульсивным перееданиям имеет зависимость, и не каждый с зависимостью имеет склонность. Однако, учитывая сходства между наркоманией и избыточным потреблением гиперпривлекательных продуктов, внедрение в лечение зависимости методов, которые используются для лечения компульсивного переедания может быть полезным.

Что же касается лечения ожирения, компульсивное переедание является лишь одним из факторов, влияющих на его развитие. Примерно у половины людей есть к нему склонность и это подтверждается тестами, и еще около половины отвечает критериям пищевой зависимости, которые выделил Йельский университет.

Ученые полагают, что органам общественного здравоохранения следовало бы применять для контроля продуктов, которые вызывают привыкание, те же методы, которые успешно используются при борьбе с наркотиками. Это, однако, потребовало бы долгой работы с обществом и частичной перестройки отношения к пище вообще. Кроме того, разработка индивидуальных стратегий лечения пищевой зависимости продолжает быть необходима.

Пищевая зависимостьПсихологические образовательные программы

Люди, которые страдают от склонности к компульсивным перееданиям, часто очень самокритичны и сообщают о высоком уровне стыда за свое бесконтрольное поведение. Потому может быть полезным психологическое образование населения и информирование о том, что такое компульсивное переедание, что такое пищевая зависимость, что такое расстройство пищевого поведения, и как это все работает на нейробиологическом и поведенческом уровне.

Понимание того, что это такое и что с этим можно бороться; понимание того, что вся окружающая среда способствует развитию зависимости от еды и ей придется противостоять, может вызвать у пациента чувство сострадания к себе, а это полезно, чтобы заменить нервический стыд. Это также поможет признать, что для лечения придется прилагать постоянные усилия, сопротивляться порывам переесть и действительно думать о том, как предотвратить рецидив.

Не менее важно своевременное информирование близких людей, страдающих от пищевой зависимости. Из-за невысокого уровня психологической грамотности, они могут мешать процессу лечения или вовсе считать его ненужным.

А между тем, поддержка значимых людей — инструмент, потенциал которого нельзя переоценить.

Работа с контролем тяги

Основная особенность пищевой зависимости у людей с избыточным весом и склонностью к компульсивным перееданиям это сильная тяга к определенной пище в ответ на разные триггеры, и сильное желание переесть, несмотря на вполне достаточное питание и наличие лишнего веса. Подобные люди сообщают о том, что думают и беспокоятся о еде, даже если она есть в доступе, и что вместе с мыслями приходят и физиологические реакции — как отклик на размышления о том, какой будет еда, на что она будет похожа на вкус, где ее купить и как ее приготовить. Этот процесс сродни абстинентному синдрому при наркомании — во время ломки человек думает о наркотике, где его добыть, каким будет ощущение после его приема, и не может толком сосредоточиться ни на чем другом. Плюс тело его выдает физическую реакцию.

Следовательно, чтобы прервать цепочку «представил еду — испытал тягу — начал есть — переел — испытал стыд», человеку нужно найти способы справляться с тягой и сопротивляться желанию переесть.

  • Есть хорошая стратегия, взятая из руководства Марлатта и Гордона по лечению зависимостей: если не реагировать на требования тяги и одновременно представить что-то, чтобы отвлечься, постепенно она утихнет.
  • Исследования показали, что цепочка воображаемых образов, не связанных с едой, представленная в правильное время способна уменьшить тягу.
  • Аналогичный способ — тренировка осознанности. Испытав тягу, пациенту нужно сосредоточиться на текущем моменте, отрешившись от всего остального. Это полезно для того, чтобы отдалиться от тяги, сместить с нее фокус внимания, и перестать думать о том, как бы переесть.
  • Еще один способ — развитие терпения. Пациентов учат, что тяга это просто состояние, которое нужно перетерпеть, как физическая боль при уколе.
  • Еще можно ослаблять безусловный рефлекс. Пациентам много раз показывают еду, но не дают ее съесть. В результате мозг привыкает, что за изображением еды не всегда следует прием пищи, и тяга становится хотя бы переносимой.

Также при работе с зависимостью от наркотиков используется фармакотерапия — специальные лекарства, которые снижают тягу, и показывают замечательный эффект в сочетании с работой с психоэмоциональными механизмами. Для зависимости от еды их тоже можно применять — например, налтрексон, средство, которое блокирует рецепторы в мозге, реагирующие на высвобождение дофамина.

Но пока это только предположение: исследования, которые позволяли бы стопроцентно связать результат действия таблеток с ними самими, а не с эффектом плацебо, еще не проводились.

Борьба с утратой контроля

Неспособность сократить потребление, несмотря на желание это сделать и на негативные последствия, это отличительная черта как навязчивого переедания, так и наркомании. При наркотической зависимости потеря контроля приводит к частому употреблению веществ в большей дозировке или на протяжении большего периода времени, чем предполагалось. При склонности к компульсивным перееданиям потеря контроля характерна для самого понятия «компульсивный» и приводит к тому, что человек не может остановиться, сколько бы ни ел.

Употребление гиперпривлекательных продуктов может стать триггером, который у человека с расстройством приведет к срыву. Потому лечение требует поощрять пациента, когда он старается избегать подобной еды, чтобы вместе с ним избежать и срыв.

Как и в случае с наркоманией, компульсивные переедания связаны с импульсивностью и нарушением данных себе же обещаний. Стратегия, которая часто используется в работе с наркоманами, подойдет и здесь: пациент должен хорошо представлять, к чему приведет срыв и, по возможности, использовать свое воображение, чтобы совершенствовать свои навыки управления собственными желаниями.

Работа с эмоциональной значимостью еды

Люди с пищевой зависимостью и склонностью к компульсивным перееданиям отличаются более высоким уровнем депрессии и проблемами с проживанием и принятием эмоций, чем те, у кого есть склонность, но нет зависимости. Также они сообщают о более тяжелых и частых компульсивных перееданиях, о попытках заесть эмоции, о импульсивном поведении, и все это доказывает, что наличие зависимости делает склонность к компульсивным перееданиям гораздо более тяжелым и навязчивым.

При этом ощущение удовлетворения, которое появляется в момент поедания гиперпривлекательной еды часто используются людьми для того, чтобы повысить настроение и справиться с негативными эмоциями. У людей с ожирением стресс и плохое настроение в сочетании с тягой вызывает снижение способности сопротивляться желанию пойти и переесть. Потому развитие навыка регуляции эмоций играет важную роль в эффективном лечении компульсивного переедания.

Повышение и поддержание мотивации к изменению

Еще одной проблемой, характерной для лечения как наркотической зависимости, так и компульсивного переедания, является повышение и поддержание мотивации к изменению.

Мотивационное интервью — ориентированный на пациента стиль консультирования, который вырос из признания того, что люди с зависимостями часто не желают меняться и неохотно отказываются от своего обычного поведения. Цель мотивационного интервью — привить им желание, повысив таким образом мотивацию к изменением и скорость лечения.

Такой подход применяли и к людям с зависимостью от еды — с многообещающими результатами.

Интересно, что люди, склонные к компульсивному перееданию часто сообщают, что им трудно удержаться от переедания, когда они голодны. Это, видимо, связано с тем, что две проблемы накладываются друг на друга. С одной стороны, в мозгу произошли изменения на биологическом уровне, из-за того, что человек употреблял слишком много высококалорийной, сладкой, жирной, соленой пищи. С другой стороны, любая глубоко укоренившаяся привычка уходит неохотно — нужно приложить много сил, чтобы от нее отказаться.

Таким образом, стратегии повышения мотивации разработаны так, чтобы справиться с перееданием в одном конкретном моменте. Человек должен проявлять осознанность и отказываться от удовлетворения тяги раз за разом. Научить его этому, мотивировать его на это — очень важно.

Обычно для этого нужна слаженная работа психолога и близких больного.

Выводы

Убедительные нейробиологические и поведенческие параллели между компульсивным перееданием и традиционной наркоманией свидетельствуют о том, что интеграция зарекомендовавших себя способов лечения наркозависимости в лечение компульсивного переедания может оказаться полезной. В статье были рассмотрены доказательства того, что обработанные пищевые продукты с высоким содержанием сахара, жира и соли могут вызвать состояние зависимости у особенно восприимчивых людей. Также были рассмотрены возможные стратегии лечения людей с избыточным весом, склонных к компульсивным перееданиям, имеющих тягу к определенному виду еду, трудности с контролем над собой и эмоциональную привязанность к пище.

Поделиться ссылкой: